Яндекс.Метрика

СМЕРТЬ СТАРУШКИ КАК РАЗМЕННАЯ КАРТА

СМЕРТЬ СТАРУШКИ КАК РАЗМЕННАЯ КАРТА В БОРЬБЕ ЗА ДЕНЬГИ

Тут недавно на «Кимры-инфо» триллер напечатали под заголовком «Концлагерь КДЕЗ». Про то, как у одной бабушки в квартире была температура +1, но «она никому не жаловалась на отсутствие отопления и тихо умерла». Ужас же. Правда, что ли? В комментариях писали, что неправда, но я решила историю уточнить.
В КДЕзе, где же еще. Пусть ответят. За «концлагерь». С этого вопроса и начался разговор с Георгиевой. Говорю ей: «Елена Алексеевна, тут весь город всю ночь не спал, бабушку жалко. Как же так получилось?» Она отвечает: «Я сама как прочитала, мне плохо стало, думаю, какой кошмар. Стала выяснять, оказалось, женщина 92-х лет умерла еще в декабре, а не 12 января, как написано в статье, — якобы от холода. Просто люди использовали ее смерть в своих целях — обвинили КДЕЗ".

— В голове не укладывается. Как говорят в таких случаях, бабушка в гробу перевернулась. У меня куча вопросов возникает: что это за цели и что это за люди? И почему этот дом вы не обслуживаете?
— Это дом по улице Радищева, 3, двухэтажный, 12-квартирный. Жители дома по своей инициативе отказались от наших услуг еще в декабре прошлого года. А в январе у них случилась авария, была разморожена система. Этой ситуацией решили воспользоваться некоторые люди. И вот написали в соцсетях про нас такое, бабушку приплели. Непорядочно это. Мягко говоря.
— Да уж. Там некий Зимин написал. Это житель дома?
— Как бы да, но он не проживает там постоянно.
— А почему жители отказались от КДЕЗа? Может, вы плохо работали?
— Этот дом действительно проблемный, там за квартиру половина жителей не платит, 6 квартир из 12. Долг составляет более 500 000 рублей. И поэтому нам трудно было обслуживать этот дом, оплачивать за них коммуналку. Но мы все равно его тянули и обслуживали. Такой аварийной ситуации точно бы не допустили.
— Если они от вас отказались, значит, должны были сами заключить договора с «аварийкой», со всеми организациями, ВКХ и так далее. Правильно я понимаю?
— Да, должны. Но, по-моим данным, они договора не заключили.
— А вы что, вот так просто бросили дом на произвол судьбы? Тем более в морозы.
— Нет. Аварийная служба к ним выезжала и проводились ремонтные работы.
— Мне интересно, когда вызываешь аварийную службу, им надо платить?
— Нет. Оплата аварийной службы входит в содержание дома. Деньги им перечисляет КДЕЗ — из платежей жителей.
— Ясно. То есть вы оплатили работу аварийной бригады на этом доме.
— Да. Но все равно история получилась неприятная. Конечно, система отопления в доме старая, необходим ремонт, однако мы в условиях неплатежей не смогли этого сделать. Может, наша вина в том, что мы не смогли в свое время убедить жителей в необходимости вложения средств. Но, повторюсь, мы не бросили дом в момент аварии. Какую-то ответственность все-таки чувствовали, пусть это и не юридическая ответственность, но по-человечески.
— С другой стороны, урок другим жителям в том, что если уж они решили самостоятельно управлять домом, надо быть активнее, заключать договора вовремя. А иначе вот что может быть. Кстати, «Уютный город» там каким боком ?
— Я слышала, они решили взять этот дом на обслуживание.
— Подробнее можно про компанию «Уютный город»? На самом деле неуютно как-то после истории с бабушкой.
— На данный момент никто не видел их документов как управляющей компании. Поэтому это просто группа товарищей, которая ходит по домам и народ смущает. Какая-то фирма у них зарегистрирована, но это не управляющая компания, на нее нужна лицензия.
— То есть, я так поняла, есть какая-то фирма, которая хочет стать управляющей компанией?
— Видимо.
— А кто у этой фирмы директор, учредитель? Говорят, Тарасов?
— Учредителем там числится Санамянц Василий Сосович. Но я его ни разу не видела. На собрания с жителями приходят Армен Багдасаров и Евгений Тарасов.
— Евгений Тарасов ведь у вас работал.
— Да, работал, поэтому у него есть аттестация как работника ЖКХ — я в свое время много сил приложила, чтобы аттестация была у многих наших сотрудников. Поэтому Тарасов и интересен, наверное.
— Значит, «Уютный город» хочет стать вашим конкурентом? В принципе-то, неплохо, конкуренция. Если бы не одно «но», конечно…
— Тут не одно «но». Например, они приглашают людей на собрания, но по закону права инициировать собрания у них нет. Никаких документов жителям они не показывают. На собрании у дома по ул. Кропоткина,14 женщина спросила: «А может, у вас нет документов?». На что получила ответ : «А может, вы в документах ничего не понимаете?» С сотрудниками КДЕЗа эти люди ведут себя грубо, толкают и даже угрожают.
— Серьезно?
— Да. И я открыто на одном собрании им сказала: «Не смейте угрожать моим сотрудникам!». Мы их не боимся. У них нет ничего. Ни штата, ни лицензии, ни техники, ни договоров с обслуживающими организациями.
— Как так-то? А завтра другая группа товарищей по квартирам пойдет, народ у нас доверчивый. Скажут «будете меньше платить», люди и согласятся. Это законно вообще?
— Прокуратура разбирается. Тут ведь еще какой момент. Списки жильцов — эта конфиденциальная информация. Состав семьи, прописка, одинокие пенсионеры, сами понимаете. Платите вы за квартиру или нет, все это становится доступным. Надо учитывать, что доверяясь какой-то фирме, вы доверяете свои личные данные.
— Вы говорите, ничего у них нет. А офис же есть?
— Да, над «Усадьбой». Приходите, они говорят, туда документы смотреть, мы вам покажем.
— Вы ходили?
— Нет, я за свою организацию отвечаю. Может, у кимряков и есть к нам претензии, но мы стараемся работать хорошо.
— Помню, Олег Борисов наш КДЕЗ хвалил. Его слова: «У вас плохо? Ребята, вы не были в других городах Тверской области!». То есть, в других городах, значит, хуже. Он-то опытный коммунальщик.
— Хуже, лучше, это я не могу говорить, не буду себя хвалить. Однако знаю, что есть такие случаи, когда управляющие компании исчезают вместе с деньгами жителей, приходят другие компании и все начинают по-новой. В Твери такие случаи есть. Или, как в Дубне, начинают приходить по две платежки. Причем если люди оплатят не туда, вернуть деньги можно только через суд. Я хочу сказать: мы открыты для любой информации, спрашивайте, нам скрывать нечего.
— Да, вопросы есть. Мне интересно, как вы, Елена Алексеевна, в КДЕЗ попали? С чего все начиналось? Почему МУП умер? Что выгоднее — ТСЖ или УК? Чего надо опасаться жителям при переходе в другую управляющую компанию? Есть ли риск? Про тарифы на обслуживание тоже интересно. Много вопросов.
— Плохо, вы «Чистый четверг» не снимаете. Записали бы интервью. Я на все вопросы готова ответить.
— Да, не снимаем. Но есть мысль продолжить этот проект — видео. Если получится, придете?
— Посмотрим. А пока я хочу обратиться к жителям. Если к вам в квартиру придут люди не из КДЕЗа и будут предлагать подписать какие-то документы, договора — будьте осмотрительны, взвесьте все риски, чтобы потом не оказаться у разбитого корыта. И всегда имейте ввиду: КДЕЗ — стабильно работающая, надежная компания. У нас нет текучки кадров, поэтому своего инженера по дому жители знают в лицо.
— Были такие случаи, что люди уходили от вас, а потом возвращались обратно?
— Нет, у нас не было такого, чтобы люди от нас уходили. Кроме вот истории с Радищева 3, но и у них все дороги привели в КДЕЗ. Мы и сейчас там ведем ремонт отопления. От нас жители не уходят, а наоборот, приходят после ТСЖ и других управляющих компаний. Потому что, во-первых, вся работа у нас отлажена за многие годы, во-вторых, в крупной компании всегда меньше издержки на содержание штата.
— Это как сетевой магазин и маленький магазин. Цены ниже, ассортимент больше.
— Да. Еще раз говорю: кимряки, будьте осторожны.
— Надеюсь, у нас не последняя встреча, Елена Алексеевна. Спасибо за информацию.СМЕРТЬ СТАРУШКИ КАК РАЗМЕННАЯ КАРТАСМЕРТЬ СТАРУШКИ КАК РАЗМЕННАЯ КАРТАСМЕРТЬ СТАРУШКИ КАК РАЗМЕННАЯ КАРТА

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *