Яндекс.Метрика

ПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕ

ПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕ

Мой муж говорит мне: «Если я куплю себе кимрские кроссовки, мне, наверное, их до конца жизни хватит». Мужу 60. Я ему: «Купи на всякий случай две пары, чтобы уж наверняка». Шутки шутками, а на НИКСе считают, что у их обуви один недостаток: ей сносу нет. Это правда.
«Вся наша продукция изготавливается по советским ГОСТам, ее делают те же люди, которые на «Красной звезде» работали», — сказала мне главный технолог фабрики Куликова Светлана Борисовна. Если так, тогда понятно, что к чему и почему. Профессионализм не убьешь. Настоящие сапожники делают настоящую обувь. Из натуральной кожи, между прочим. Что вашей ноге еще надо? «Мы за модными фасонами особо не гонимся, — говорит Светлана Борисовна., — мы делаем комфортную обувь, это в первую очередь». Кстати, насчет «фасонов» — я думаю, кимрские кроссовки советского образца, когда вся страна гонялась за ними, надо оставить в неизменном виде — пусть такие же будут. Бренд!
Однако сегодня вспоминать о былой славе наших обувщиков — это сыпать соль на раны. Кимры весь Советский Союз обували! А как перестройка началась, так словно Мамай по стране прошел. Легким движением руки политиков заводы и фабрики превратились в торговые центры, а профессионалы — в безработных. Как умирали крупные производства СССР — отдельная история, ее еще напишут, потом. Немногим удалось спастись с того «Титаника» — почти все советские бренды канули в Лету. Они утонули. Кимрским кроссовкам повезло чуть больше — они выжили. Как? Чем живет сегодня обувная фабрика НИКС? Об этом я хотела спросить ее основателя и директора Кривчикова Дмитрия Ивановича, но он отказался от интервью, так как выдвинул свою кандидатуру в депутаты городской Думы (выборы 10 сентября), и статью могут расценить как дополнительный пиар. Поэтому побеседовала с начальником производства Беловой Галиной Николаевной. Лично мне очень интересно, как НИКСу удается конкурировать с Китаем? Но начнем немного с истории.

— Галина Николаевна, вы работали на «Красной звезде». Почему она закрылась, как вы думаете?
— Если бы Советский Союз не развалился, «Красная звезда» бы не закрылась. То есть были политические причины. Руководство фабрики на момент перестройки не смогло сориентироваться в новых условиях. И фабрика пошла в разнос — вместе со страной. В конце 90-х «Красную звезду» фактически растащили, воровство было колоссальное. Остатки оборудования удалось спасти лишь потому, что НИКС сохранил уникальные станки, которые там были. Иначе бы они тоже ушли из города — были бы проданы.

— Чем станки уникальные?
— Самое ценное оборудование, которое было на «Красной звезде», — это литьевые агрегаты «Десма» производства Германии. На сегодня один такой станок стоит 700 тысяч евро. А он там был не один. Тогда, в Советском Союзе, «Красная звезда» одной из первых в стране получила от государства это оборудование. Директор фабрики Сорокин в 70-80-х годах имел статус уровня зам. министра. Вот что такое была наша кимрская фабрика.

— А сейчас где эти станки?
— Почти все продали, во Францию в том числе. По заниженной цене, естественно. Один станок перешел НИКСу.

— Можно сказать, что НИКС приемник «Красной звезды»?
— Если говорить о кадрах, то да. Люди с «Красной звезды» перешли в НИКС. Но вообще это, конечно, совершенно другое предприятие. Тогда все было государственное, сейчас все частное. Рыночная экономика. Как сравнивать?

— Я так поняла, что обувное производство в Кимрах могло вообще исчезнуть, если бы не НИКС.
— Не только. Еще две-три фабрики в городе есть. Что касается НИКСа, то его невозможно было бы открыть, если бы в Кимрах не было профессиональных обувщиков. Хоть какие станки закупай, хоть миллионы вкладывай, а без людей ничего бы не получилось. Основной ресурс, который был и есть в Кимрах, это опытные рабочие. В любом другом городе создать подобное предприятие было бы невозможно.

— Когда первую продукцию ваша фабрика выпустила?
— В августе 1999 года. В марте предприятие было открыто и через пять месяцев уже пошла первая продукция — это очень короткий срок, просто нереально короткий. Потому что энтузиазм у людей был огромный, люди соскучились по производству, по своей профессии, все считали, что в Кимрах обязательно должна быть обувная фабрика. Вот на энтузиазме и удалось запуститься в такие сроки. И плюс высочайший профессионализм всех наших работников.

— Повезло владельцам фабрики.
— И люди были довольны. В те годы работы вообще никакой не было, это же был конец 90-х, начало 2000-х. Начиная с самых первых дней, на НИКСе всегда выплачивается зарплата два раза в месяц — аванс и получка. Далеко не на каждом предприятии города такое есть.

— Сколько рабочие получают у вас?
— Профессиональные рабочие — 25-30 тысяч рублей. Фабрика существует 18 лет, за это время было несколько кризисов в стране, но не смотря ни на какие кризисы зарплату людям платили и платят вовремя.

— Значит, у вас дела идут хорошо?
— Дела идут хорошо в том случае, когда постоянно держишь руку на пульсе. Падает сбыт — значит, надо менять линейку товара, расширять ассортимент. Мы благополучно пережили все экономические кризисы только потому, что заранее были к ним готовы. Например, к кризису 2008 года мы готовились уже в 2006-2007 годах. Внедрили в производство современные модели, стали более интересны оптовикам, чем наши конкуренты. Кризис 2008 года, наоборот, мы пережили на подъеме. Открыли дополнительные рабочие места и смогли приобрести еще один литьевой агрегат. Это еще больше улучшило качество нашей продукции и помогло пережить кризис 2014 года. Несмотря на сильнейшую конкуренцию на обувном рынке.

— А конкуренты это, я так понимаю, китайцы?
— Да, основной конкурент — Китай.

— Говорят, китайцев не перешьешь. Вообще можно конкурировать с Китаем?
— Почему нет? Наша обувь лучше.

— Когда в Кимрах «ЦентрОбувь» открыли, вы сильно напряглись?
— Напряглись. На два дня. Потом успокоились. Потому что то, что продавали в «ЦентрОбуви», это самая низшая категория обуви — и по цене, и по качеству. Мы в этой нише не работаем. Мы делаем обувь только из натуральной кожи.

— Почему они разорились, как вы думаете?
— Ошибка в маркетинге. В «ЦентрОбуви» сделали ставку на самую дешевую обувь, и прогадали. Люди не стали их товар покупать. У всех бывают ошибки, в данном случае ошибка стала фатальной.

— Внутри вашей обуви кожа тоже натуральная?
— Обязательно. Наша обувь очень удобная как раз потому, что натуральная кожа принимает форму ноги. Мы работаем в нише «комфортная обувь». Потребители нашего товара это люди в основном в возрасте 40+.

— Я помню, «Саламандра» была такая обувь. Теперь нет такой обуви. Жаль.
— Китай Европу сломал. Практически все обувные предприятия там закрылись.

— Ну, вы-то держитесь. А есть у вас какой-нибудь слоган? Например, «Комфортная обувь для проблемной ноги».
— Нет, слогана у нас нет. НИКС и так все знают. Нас даже китайцы подделывают.

— Это признание. Кроме шуток.
— Крупные оптовики все нас знают. Выставки обувной промышленности не обходятся без присутствия бренда НИКС. Мы работаем на постоянной основе с тремя крупными оптовиками.

— А есть такое, что обувь вы изготовили, а ее никто не покупает?
— Такого нет. Мы сначала продаем партию, и только потом ее шьем. То есть в основном работаем под заказ от крупных оптовиков. Дополнительно изготавливаем мелкие партии для наших магазинов и, так сказать, про запас, но это немного. Так что такого, как в советское время, когда склады были завалены какими-нибудь никому не нужными сандалиями — такого нет. Как бы мы сегодня ни вспоминали добрым словом фабрику «Красная звезда», все-таки во многом она работала неэффективно.

— Вот эти знаменитые кимрские кроссовки советского образца — вы их тоже шьете? До сих пор?
— Шьем, но мало, потому что спрос небольшой. В основном их берут только в кимрских магазинах. Оптовики говорят, что устаревшая модель.

— А вы отслеживаете модные тенденции?
— Нет. Этим занимаются оптовики. У них созданы специальные отделы — по прогнозированию спроса на ту или иную модель. Так что мы на этом экономим, можно сказать. Оптовики делают заказы на конкретные модели.

— В общем, я так понимаю, рынок сложился. Основная проблема — это конкуренция?
— Конкуренция — штука серьезная. Однако нам даже Китай не так страшен, как нехватка специалистов в ближайшем будущем. Никто в России не хочет быть рабочим, все хотят иметь высшее образование и быть менеджерами. Сейчас мы еще держимся на старых кадрах, но что будет, когда они уйдут? Вот это главная проблема.

— Говорят, сейчас в стране кризис. На вас как-то это отражается?
— На нас сильно отразилось то, что доллар полгода назад стоил 70 рублей, и закупать расходные материалы мы стали по этому курсу. А потом, когда доллар упал до 50, цены на закупку не опустились, они и сегодня держатся на уровне 70 рублей за доллар. При этом сбыт товара идет по курсу Центробанка. Если доллар поднимется хотя бы до 64, тогда никакой кризис нам не страшен.

— Крепкое, значит, у вас предприятие. А внутри России есть конкуренты?
— Практически нет.

— Можете похвастаться чем-нибудь уникальным?
— Можем. Директор фабрики Кривчиков Дмитрий Иванович сделал всё для того, чтобы именно НИКС получил заказ на изготовление обуви для атомщиков. В свое время на «Красной звезде» делали обувь для космонавтов, а мы теперь шьем обувь для сотрудников атомных станций. Это уникальные ботинки из лавсана, которые защищают от радиации. Между собой мы называем эту новинку «атомный ботинок». В нынешнем году Калининскую атомную станцию мы полностью обеспечили такой обувью, хотя раньше они закупались в Питере. Планируем наладить поставки и на другие атомные станции. В условиях кризиса данный уникальный продукт придает нам уверенность в завтрашнем дне. Заслуга в этом, конечно, в первую очередь, директора НИКСа.

— Какие у вас общие объемы производства?
— 15-16 тысяч пар в месяц.

— Это много?
— Это вполне прилично. Если в первые годы мы делали всего 5-6 моделей, то сейчас мы изготавливаем более 300 моделей обуви.

— Есть у вас текучка кадров?
— Практически нет. Условия работы нормальные, помещения просторные, оборудование современное, зарплату платят вовремя — люди довольны. И коллектив у нас дружный, все друг за друга. Всего на производстве четыре участка, если надо выручить соседний участок, всегда люди помогут. То есть атмосфера в коллективе хорошая.

— Да, это очень важно. Спасибо, Галина Николаевна, за интервью. Успехов вашему предприятию и всем сотрудникам.ПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕПРО «АТОМНЫЙ БОТИНОК» И ДРУГОЕ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *