Яндекс.Метрика

«НУ, ВЫ, РЕБЯТА, ДАЕТЕ!» Завязкой

«НУ, ВЫ, РЕБЯТА, ДАЕТЕ!»

Завязкой нашей встречи с Ольгиным Юрием Владимировичем, главным инженером КДЕЗа, была жалоба в соцсетях о том, что некоторые люди от жары в квартирах своих маются. Говорят: «это вы специально так топите, чтобы денег больше взять». Вот с этим вопросом я к Юрию Владимировичу и пришла, и он начал мне объяснять.
Забегая вперед, сразу скажу: у КДЕЗа нет интереса в том, чтобы люди больше платили за отопление — это не его деньги. Ольгин взялся мне рассказывать, как устроена система отопления многоквартирных домов — взял ручку, листок, стал рисовать схемы. Я сильно напряглась и пыталась вникнуть в чертежи и термины, чтобы потом вам объяснить, но всё напрасно — не моё. Минут через десять редукторы, контроллеры, датчики, расходомеры, регуляторы, насосы и прочие приборы у меня в голове в пляс пошли. Поэтому я коротко, своими словами расскажу, как поняла, и начну с самого начала.
История эта началась при Литвинове. В те годы Юрий Владимирович Ольгин был заместителем Главы по ЖКХ. В те годы — это начало 2010-х — газ и электричество стали дорожать почти что каждый день, и встал вопрос экономии. Правительство страны тоже этого требовало — вышел даже федеральный Закон об энергосбережении. Ольгин стал думать: как спроектировать такую систему отопления, чтобы она была экономичной? Думал — придумал. Суть ее в том, что вся система ориентируется на уличную температуру — холодно, больше греют батареи, тепло — меньше. Для этого снаружи дома устанавливается датчик, передает показания, а дальше подключаются к работе расходомеры, регуляторы, насосы и прочее, что я там выше перечислила. Сложная схема, дорогая. Но зато на выходе полезная — меньше энергии пойдет на отопление, меньше люди будут платить. Пошел Юрий Ольгин со своей идеей к Максиму Литвинову. Тот — в область. Потому что на один только дом 200 тысяч рублей надо, а всего около 30 миллионов. В области очень удивились, какие в Кимрах кулибины живут, но деньги дали — правительство же сказало — надо. А другим городам не дали, потому что они вообще по этой Программе не заявились. Они пока думали, поздно стало — почти все деньги ушли в Кимры. Кто первый встал, того и тапки. Эти нерасторопные потом, конечно, тоже были вынуждены счетчики ставить, но уже за свой счет. А наши жители лишь 5 процентов заплатили, остальное дало государство. Причем не только счетчики закупили на областные деньги, а еще и систему их автоматической регулировки. Но прежде чем дорогую автоматику ставить, конечно, сначала подвалы в порядок привели, Этим КДЕЗ занимался — подвалы почистили, прибрали. И теперь у нас там везде датчики, регуляторы, контроллеры, расходомеры, регуляторы, насосы и т.д. и т.п., а показания из каждого теплоузла идут прямиком на единый компьютер, который в КДЕЗе. И там смотрят, как работают приборы и механизмы в каждом доме. Когда Олег Борисов приехал из Твери и ему это показали, у него, извиняюсь, глаза на лоб полезли: «Ну, вы, ребята, даете! — сказал. — Нет такого нигде по области». А у нас есть. Да, в Кимрах. Еще Борисов сказал: "У вас подвалы сырые? Да в ваших подвалах жить можно. Вы другие не видели".
Однако вернемся к вопросу о температуре в квартирах. Я спросила: «Юрий Владимирович, а вы что там, на своих компьютерах не видите, что люди уже все вспотели, а вы все топите и топите?» Юрий Владимирович объяснил так:

— Невозможно сделать так, чтобы во всех квартирах была одинаковая температура. У кого-то стеклопакеты, а у кого-то старые рамы, у кого больше батарей, у кого меньше. Но для нас главный показатель это температура в угловых квартирах, по закону положено ориентироваться на них. Мы поддерживаем температуру в угловых квартирах на уровне не ниже 20 градусов. Если в угловой квартире 20, то вполне возможно, что у кого-то в середине дома она будет 22. А если еще и батареи усилены, то все 25. Можем ли мы изменить эту ситуацию? Нет, не можем. Иногда люди жалуются, говорят, почему мы платим одинаково, а температура в квартирах разная. Да, это так, я объяснил почему. Если же действительно большинство жителей дома чувствуют себя некомфортно из-за жары или холода, обращайтесь в КДЕЗ, мы перепроверим датчики и приборы, иногда они тоже выходят из строя. Например, было такое, что сломался уличный датчик и показывал минус восемь, хотя на улице было около нуля. Отопление подавалось на минус восемь. Но мы все исправили. Звоните, обращайтесь, будем разбираться, если что не так.

— А вообще надежная эта система?
— Надежная. Она является саморегулируемой. Обслуживание, конечно, требуется грамотное, профессиональное, проблемы бывают, но мы с ними справляемся.

— А кто непосредственно обслуживает — это штатные ваши сотрудники или подрядчики?
— В КДЕЗе есть инженер КИПиА Логинов Андрей, который проходил обучение на заводе по изготовлению приборов учета, он имеет сертификат, и имеет право производить мелкий ремонт оборудования. Он полностью отвечает за работу тепловых узлов. Под моим личных контролем находится регулировка и обслуживание всей системы. Подрядчиков мы привлекаем только на работы, как я называю, по железу. Прокладка труб, сварка и так далее.

— Кто ваши подрядчики? Есть ли проблема с грамотными специалистами?
— Подрядчики у нас ООО «ГазпромтеплоэнергоТверь», ИП Рожков и «ККС» — Кимрские коммунальные системы. К подрядчикам у меня претензий нет, там грамотные специалисты есть. Это Анатолий Русов, Сергей Беляев, Александр Рожков, Сергей Кольцов, Роман Рустамов, он недавно к нам из ВКХ перешел.

— Вы Александра Рожкова упомянули, как вы к нему относитесь?
— Очень положительно. Он и специалист грамотный, и как человек, всегда выручит, если что-то надо сделать. Ночь-полночь, звонишь ему: «Саша, есть такая-то проблема», он всегда поедет, все сделает. Если я ему что-то объясняю по работе, он все на лету схватывает. Хороший парень.

— В настоящее время продолжается установка оборудования?
— Продолжается, но уже не в тех объемах, когда мы были в Программе по энергосбережению. Сейчас всё только за счет жителей. Кимрам просто повезло, что мы вовремя вошли в Программу, еще до подорожания евро. На сегодняшний день закупить все то оборудование, что у нас стоит, было бы нереально.

— Не смотря на эту прекрасную систему, люди жалуются на большие счета за отопление.
— Да, платить за отопление приходится немало, я согласен. Но тарифы устанавливаются не нами, а РЭКом — Региональной Энергитической Комиссии. Деньги за отопление — все сто процентов — идут сразу энергоснабжающим организациям. КДЕЗ к этому отношения не имеет. У них есть свои контроллеры, они снимают показания счетчиков.

— А к кому обращаться, если не устраивает температура в квартире, — к ним или к вам?
— Обращаться к нам. Звоните по телефону 3-15-55 (диспетчер), 3-10-75 (секретарь), или написать заявку, или через соцсети, у ООО «КДЕЗ» есть группа ВКонтакте.

— Кстати, о группах ВКонтакте. Опять там про Радищева, 3 вопрос возник. Как дела с отоплением в этом доме? Отремонтировали?
— На Радищева, 3 все вопросы с отоплением решены. Температура в норме, все батареи прогреваются, жалоб нет.

— А еще в соцсетях пишут, что на Радищева, 3 протокол общего собрания признан недействительным. Можете пояснить?
— Там такая ситуация произошла, насколько мне известно. На общем собрании не хватило кворума, и за свою дочь (которая собственник квартиры, но там не проживает) расписалась ее мать, которая реально в этой квартире проживает и ее оплачивает. Вот и весь состав преступления. В соцсетях же пишут, что это мошенничество, протокол признали недействительным, во всем обвиняют КДЕЗ, разгорелся скандал, который кому-то выгодно раздувать.

— А правда, что даже Прокуратура занялась этим делом?
— Это вы к Елене Алексеевне Георгиевой обратитесь, она юрист, она больше меня в курсе дела.

— Хорошо, спрошу. Спасибо вам, Юрий Владимирович, за интервью.

Беседовала Ирина Кушматова«НУ, ВЫ, РЕБЯТА, ДАЕТЕ!» Завязкой«НУ, ВЫ, РЕБЯТА, ДАЕТЕ!» Завязкой

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *