Яндекс.Метрика

Наши партнеры МОРОЗОВ, СЫН МОРОЗОВА

Наши партнеры
МОРОЗОВ, СЫН МОРОЗОВА
С Артемием Морозовым я познакомилась, когда газету «Формат» у него покупала — семь лет назад. Потом его фамилия замелькала, когда он депутатом стал. А тут в последнее время, когда тема ЖКХ стала популярной, услышала такое мнение: мол, Морозову дали кусок в КДЕЗе за то, что он Бекреневу свалку отцовскую отдал, вот и работает парень.
По другой версии, не отдал, а продал. За бешеные деньги. Как-то пересеклись с ним в городе, спрашиваю: «Правда? Дали тебе кусок в КДЕЗе?» «Ерунда полная», — говорит. «А свалка?» — «И свалку не продавал». Эээ… Пришлось договариваться на интервью — не одной же мне эти вопросы интересны.

— Артемий, давайте с самого начала, со свалки, начнем. Она чья была при отце твоем — Николае Сергеевиче?
— Свалка всегда была городская, она и сейчас городская. Город сдавал ее в аренду «Благоустройству» в те годы — как и сейчас. «Благоустройство» отдало ее в субаренду отцу, потому что у него была лицензия на захоронение отходов. Больше ни у кого в городе такой лицензии не было. «Благоустройство» занималось перевозками. Причем субаренду давали только на полгода, и надо было каждые полгода продлевать договор.

— После отца, получается, ты стал там главный, на свалке? А почему отказался от этого бизнеса?
— Во-первых, свалка была переполнена. Во-вторых, начала гореть почти каждый день. Тушить водой ее бесполезно, надо засыпать землей. Мы ее, конечно, тушили своими силами, но это слабый результат. Дня два пройдет — и опять возгорание. В этой ситуации надо было вкладывать очень большие средства в рекультивацию, однако с учетом того, что субаренду лишь на полгода давали, я посчитал это рискованным вложением. Сейчас я бы, может, поступил иначе.

— А почему только у «Морозов и К» была лицензия? «Благоустройство» могло себе тоже лицензию сделать и расторгнуть с вами договор. Логично?
— Логично, поэтому я ушел из этого дела, не стал продлевать субаренду.

— Просто так ушел? Или продал все-таки бизнес?
— Просто так ушел. Продал только старые машины, которые были на балансе «Морозов и К», их купило «Благоустройство». За «отказную» от свалки я денег не брал.

— Это в каком году было?
— Конец 2008-го, начало 2009-го.

— Тебе не предложили: вот тебе, Артемий, место в КДЕЗе, ступай с богом?
— О чем вы? Я первый раз пришел в КДЕЗ только в 2012 году, и то со своим предложением, а не потому, что они мне что-то предложили.

— А до 12-го года чем занимался, когда от свалки отказался?
— Основные деньги я зарабатывал строительно-ремонтными работами.

— В смысле? Фирма была?
— Нет. Сам работал. Я отделочник. Когда в Москве в институте учился, там начал подрабатывать, научился.

— А что, в Кимрах этим можно много заработать?
— Нормально получалось. Например, ванную «под ключ» сделать — 70 тысяч. Заказов много было. Я даже когда перестал этим заниматься, люди еще долго звонили.

— Я слышала, вы в какие-то годы свадьбы на лимузинах катали?
— Было дело. Пришла мне такая красивая идея в голову, но как бизнес она оказалась несостоятельна.

— А лимузины куда дел?
— Продал. Потом я газету «Формат» открыл. Вы же знаете.

— Знаю. Тоже продал. Мне.
— Да. Потому что я решил создать клининговую компанию.

— Звучит непривычно. А если проще — это где много уборщиц, которые пол моют. Как тебя осенило?
— Идея пришла после того, как меня соседи замучили. Я не хотел быть дежурным по площадке, а они очень хотели, чтобы я был. Как увидят, сразу: вы пол мыли? Думаю: кого бы нанять? Так и родилась идея.

— Супер. И?
— Стали мы с моим другом Иваном Шапочкиным сначала теорию изучать, потом оборудование закупили, потом пошли договора с жителями заключать.

— Через КДЕЗ?
— Да какой КДЕЗ? Мы сами пошли по квартирам. У нас фирма была зарегистрирована «Дом- сервис».

— Уборщиц наняли?
— Сначала сами все делали, вдвоем. Технологию отрабатывали, да и не было особо денег на зарплату. На 1 апреля 2012 года у нас было 12 подъездов.

— Прям сами мыли? Руками?
— Ну да. Апрель-май мы отработали, потом смотрю — люди договора-то заключают, а платить «забывают». То есть спрос на услугу есть, но хорошо бы это сделать централизованно. И я решил пойти с предложением в КДЕЗ. Сначала там к знакомому обратился, говорю, хочу с Георгиевой встретиться, организуй. Он в отказ — мол, мало ли что, мне потом за тебя отвечать, с меня Георгиева голову снимет, сам иди. Я пошел. Елена Алексеевна мне говорит: «Обходи дома, если жители согласны, я не против». Мы объявления везде развесили, провели мониторинг, 60 процентов жителей «за». Потом КДЕЗ провел собрания о включении этой услуги в договор. Первый дом, который мы взяли на обслуживание, был мой дом — по 50 лет ВЛКСМ, 71.

— Вы что, все дома в Кимрах обошли?
— Все большие дома, да. В результате договор о сотрудничестве с КДЕЗом мы заключили с 1 июня 2012 года.

— То есть вы партнеры? Ты в КДЕЗе не работаешь?
— Я в КДЕЗе не работаю. Я подрядчик.

— Вот ты мне объясни. Уборка подъездов входит в статью «содержание общего имущества» или не входит?
— В разных городах по-разному. В Кимрах эта услуга жителям никогда не предоставлялас?6?Наши партнеры МОРОЗОВ, СЫН МОРОЗОВАНаши партнеры МОРОЗОВ, СЫН МОРОЗОВАНаши партнеры МОРОЗОВ, СЫН МОРОЗОВА

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *